Nemez_06 (nemez_06) wrote,
Nemez_06
nemez_06

У вас как? Утро доброе?

Пока пою, пока дышу, любви меняю кольца,
я на груди своей ношу три звонких колокольца,
они ведут меня вперёд и ведают дорожку,
сработал их под Новый Год знакомый мастер Прошка.
Пока дышу, пока пою и пачкаю бумагу,
я слышу звон - на том стою, а там, глядишь, и лягу,
Бог даст - на том и лягу
.
К чему веду? Да так, пустяк - вошёл и вышел случай:
я был в Сибири, был в гостях, в одной весёлой куче.
Какие люди там живут! Как хорошо мне с ними!
А он... не помню, как зовут - я был не с ним, с другими!
А он мне - пей! - и жёг вином. - Кури! - и мы курили,
потом на языке одном о разном говорили,
потом на языке родном о разном говорили.
И он сказал: - Держу пари, похожи наши лица,
но всё же, что ни говори, я здесь, а ты - в столице...
Он говорил, трещал по шву: мол, скучно жить в Сибири,
вот в Ленинград или в Москву -
он показал бы большинству
и в том и в этом мире.
- А здесь чего? Здесь только пьют, мечи для них бисЕры,
здесь даже бабы не дают,
сплошной духовный неуют
и все, как кошки, серы.
- Здесь нет седла, один хомут,
поговорить-то не с кем,
ты зря приехал, не поймут -
не то, что там, на Невском...
- Ну как тут станешь знаменит -
мечтал он сквозь отрыжку,-
да что там у тебя звенит,
какая мелочишка?
.
Пока я это всё терпел и не спускал ни слова,
он взял гитару и запел - пел за Гребенщикова...
Мне было жаль себя, Сибирь, гитару и Бориса,
тем более, что на Оби мороз всегда за тридцать.
Когда закончил, он сказал, что снег считает пылью..
Я встал и песне подвязал оборванные крылья
и спел свою, сказав себе: - Держись! - играя кулаками,
а он сосал из меня жизнь глазами-слизняками.
Хвалил он - ловко врезал ты по ихней красной дате...
И начал вкручивать болты про то, что я - предатель...
.
Я сел, белее, чем снега. Я сразу онемел как мел -
мне было стыдно, что я пел, за то, что он так понял,
что смог дорисовать рога, что смог дорисовать рога
он на моей иконе!
.
- Как трудно нам, тебе и мне, -
шептал он, - жить в такой стране
и при социализме...
Он истину топил в говне,
за клизмой ставил клизму.
Тяжелым запахом дыша,
меня кусала злая вша,
чужая тыловая вша.
Стучало сердце, звон в ушах...
- Да что там у тебя звенит? -
И я сказал: - Душа звенит, обычная душа
.
- Чем ей звенеть? Ну ты даёшь! Ведь там одна утроба!
С тобой тут сам звенеть начнёшь... И я сказал: - Попробуй!
Ты не стесняйся, оглянись, такое наше дело -
проснись, да хорошо встряхнись, да так, чтоб зазвенело!
Зачем живёшь? Не сладко жить и колбаса плохая?
Да разве ж можно не любить? Вот эту бабу не любить,
когда она такая!
Да разве ж можно не любить,
да разве можно хаять?
.
Не говорил ему за строй, ведь сам я не в строю.
Да строй не строй - ты только строй, а не умеешь строить - пой,
а не поёшь - тогда не плюй!
Я не герой, ты не слепой, возьми страну свою
.
Я первый раз сказал о том, мне было нелегко,
но я ловил открытым ртом родное молоко.
И я припал к её груди, и рвал зубами кольца -
была дорожка впереди, звенели колокольца
.
Пока пою, пока дышу, дышу и душу не душу,
в себе я многое глушу - чего б не смыть плевка?
Но этого не выношу. И не стираю. И ношу.
И у любви своей прошу хоть каплю молока.

Александр Башлачёв, 1985

Tags: Доброе утро., Досуг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments