Nemez_06 (nemez_06) wrote,
Nemez_06
nemez_06

"Голландская болезнь" в России не прижилась

Оригинал взят у sosedgeorg в "Голландская болезнь" в России не прижилась

"Голландская болезнь" — снижение эффективности и конкурентоспособности внутреннего производства из-за укрепления курса национальной валюты — в России ослабевает, растет конкурентоспособность и производство в ряде отраслей, считает премьер-министр РФ Дмитрий Медведев в своей статье "Социально-экономическое развитие России: обретение новой динамики" (см. pdf).

Я приведу лишь некоторые цитаты, цифры, которые, надеюсь, не покажутся вырванными из контекста, но дадут представление о экономике Росии, о ее проблемах, о пути, которым мы идем.


Россия остается страной с одним из самых низких в мире уровнем государственного долга. Бюджетный дефицит в 2015 г. находился в приемлемых рамках 2,4% ВВП, то есть в 2,5 раза ниже, чем в кризисном 2009 г.

Меняется структура доходов бюджета. Доля доходов, не связанных с нефтью и газом, составляет почти 60%.

Несмотря на колебания валютного курса и в отличие от всех предыдущих кризисов, на этот раз не произошло ни бегства вкладчиков из банков, ни конвертации средств в иностранную валюту: в депозитах населения доминирующим остался российский рубль. Устойчиво росли средства на счетах в банках как населения, так и предприятий.

За 2015 г. объем вкладов населения увеличился на 25% (17% без учета переоценки вкладов в иностранных валютах), объем средств на счетах российских предприятий — на 20% (11% без учета переоценки).

На 1 сентября 2016 г. депозиты населения в банках превысили 23 трлн руб.


Произошло значительное снижение оттока капитала, который теперь в основном отражает выплату задолженности перед иностранными кредиторами. В 2015 г. отток сократился более чем в 2,5 раза — до 58,1 млрд долл. (2014 г. — 153 млрд долл.).

За 8 месяцев 2016 г. он составил 9,9 млрд долл. по сравнению с 50,8 млрд долл. за тот же период 2015 г. В 2016 г. практически весь отток происходит из не банковского сектора, то есть направляется на погашение внешнего долга компаний.

В этих условиях, естественно, снижается совокупный внешний долг России. От максимума (733 млрд долл.) в середине 2014 г. он сократился на 30% (более чем на 200 млрд долл.) — до 516 млрд долл.

Внешний долг банковского сектора снизился более чем на 40%: с 214 млрд долл. в начале 2014 г. до 128 млрд к середине 2016 г.



Реальный сектор. На протяжении длительного времени мы сетовали на «голландскую болезнь» — снижение эффективности и конкурентоспособности внутреннего производства из-за укрепления курса национальной валюты, не связанного с ростом производительности труда.

Теперь симптомы «голландской болезни» стали слабее — хотя и не столько благодаря «терапии» бюджетного правила, сколько из‑за «хирургического отсечения» рентных доходов.

Результатом стал рост конкурентоспособности и соответственно производства в ряде отраслей.

В их числе: металлургия, нефтедобыча, химическая промышленность, отрасли, производящие продукцию массового спроса (пищевые продукты, одежда и обувь), сельское хозяйство, отдельные подотрасли машиностроительного комплекса и фармацевтика.

Уже по итогам 2015 г. рост в этих отраслях составил: в пищевой промышленности — 2%, в хими-
ческом производстве — 6,3 и в производстве нефтепродуктов — 0,3%. На 26% увеличилось производство лекарственных средств.

В кризисных условиях многие российские компании сумели снизить свои издержки. Вместе с эффектом девальвации это привело к повышению эффективности отдельных предприятий и отраслей. Российские металлургические компании сегодня одни из лучших в мире по показателям себестоимости.

Напротив, больше всего страдают те отрасли, продукция которых не могла быть заменена импортом и которые раньше получали макси­мальный выигрыш от роста спроса, основанного на рентных доходах, — это прежде всего строительство и услуги. Для них исчерпание потока «дешевых денег» оказалось тяжелым испытанием.


Импортозамещение — это не «лозунг дня», не краткосрочная задача, а часть нашей долгосрочной стратегии. Но уже сейчас мы можем наблюдать проявление эффектов импортозамещения — как на внутреннем рынке, так и во внешней торговле России.

Наибольший эффект получен в произ­водстве автотранспортных средств. В том числе и благодаря созданию совместных производств с иностранными компаниями снижение среднегодовой доли импорта в 2015 г. составило 22,5 п.п.

Видна положительная динамика локализации подобных производств: так, доля импорта автомобильных комплектующих в 2015 г. снизилась на 5,7 п.п.

Можно также отметить снижение доли импорта в производстве металлов и металлических руд (4,5 п. п.), текстильных и галантерейных изделий (7,8 п.п.), пищевых продуктов (4,1 п.п.)



Соотношение импорта продовольствия и производства отечест­венных продуктов питания понизилось с 33% в 2014 г. до 28% в 2015 г. — тренд, важный и для обеспечения продовольственной безопасности страны. А соотношение импорта машин, оборудования и транспортных средств и отечественного производства этих видов продукции уменьшилось с 95,3% в 2014 г. до 89,6% в 2015 г., что отражает пока только начало тенденции к импортозамещению.

Дальнейший рост спроса на отечественную продукцию станет теперь значимым фактором наращивания ее выпуска.



Важным индикатором экономического развития является готовность населения инвестировать в жилье.

В результате антикризисных мер в 2016 г. удалось активизировать ипотечное кредитование. В первом полугодии количество выданных ипотечных кредитов увеличилось на 39% (390 тыс. по сравнению с 280 тыс. годом ранее), а объем предоставленных кредитов составил 665 млрд руб. (+44%). Ипотечный портфель банков вырос в январе—июне на 6,7% (15,9% за 12 месяцев); доля в активах увеличилась с 4,72 до 5,26%. Доля ипотеки в общем объеме кредитов населению возросла с 36,7 до 39,5%

Но все стабилизационные меры, действия по преодолению кризиса и восстановлению роста не могут пока компенсировать главного проявления кризиса — падения благосостояния россиян.

И хотя нам удалось не допустить скачка безработицы — не только по сравнению с 1990‑ми годами, но и с 2009 г., когда безработица превысила 9,0% против нынешних менее 6,0%, — за последние два года люди стали беднее.

Снизились реальные располагаемые доходы, сократилась реальная зарплата. Особенно пострадали бедные слои, понес серьезные потери средний класс.

Итак, противодействуя кризисам, с которыми в последние годы столкнулась наша страна, мы смогли не только устоять. Страна развивается, движется вперед. Пока возможности государства по расширенному финансированию экономики, социальной сферы, по поддержке банковской системы в определенной мере зависят от условий внешней торговли (экспорта сырья) и доступа к иностранным кредитам. Но мы уже сумели существенно ослабить зависимость от этих факторов.

Самый важный урок острой фазы кризиса — мы поняли, что можем обходиться без мощного притока нефтегазовой ренты.

Меняются структура бюджета, структура доходов. Это болезненный, но необходимый процесс. По итогам прошедших двух лет можно утверждать: наша экономика адаптируется к современным условиям, причем повышая эффективность.

Сейчас перед нами стоят две основные задачи — обеспечить устойчивый экономический рост и добиться роста благосостояния людей.

Но, по сути, это одна и та же задача, поскольку экономический рост создает основу для роста благосостояния, а благосостояние служит источником спроса, без чего невозможен экономический рост.

Опыт последнего времени свидетельствует, что экономический рост может не восстановиться автоматически после рецессии.

Наглядным примером стала Япония, демонстрирующая уже на протяжении четверти века темпы роста, близкие к стагнации, причем ситуацию не удается улучшить никакими макроэкономическими экспериментами.

Вот уже пять лет схожая картина наблюдается в еврозоне. А беспрецедентно мягкая денежная
политика, которая призвана завести экономический мотор, может иметь совершенно непредсказуемые последствия для социально-экономичес­кой устойчивости этих стран.

На первом месте по важности стоят, конечно, внутренние частные инвестиции. Необходимо выработать меры, которые бы не только стимулировали сбережения, но и способствовали их трансформации в инвестиции. Это не чисто российская проблема, хотя здесь немало и наших специфических барьеров. Ключевой проблемой всех развитых стран последних лет стало устойчивое превышение сбережений над инвестициями.


Очевидно, что проблема не в процентных ставках — в Европе они даже отрицательные, а инвестиции все равно стремятся к нулю.

Мы не можем допустить популизма — ни словесного, ни тем более бюджетного.

Мы не будем идти по пути включения «печатного станка» и разбалансировки экономики — мер, за катастрофические последствия которых всегда расплачиваются люди.

Все понимают, что эмиссия необеспеченных денег — это просто производство бумаги, которое подстегнет инфляцию, обесценит доходы людей, зарплаты и пенсии. Мы это проходили и в 1980-е, и в 1990-е годы, хотя и при разных общественно-политических системах.

Неприемлемы и предложения ввести в текущих условиях очень жесткое регулирование экономики, вернуться к образцам советского планирования.

Есть и ряд других идей, внешне столь же простых, сколь и опасных: от перехода к мобилизационной экономике, нацио­нализации крупных компаний до тотальной распродажи всей государственной собственности.

Но простые решения очень сложны для исправления ситуации в будущем, когда «ошибки простоты» станут очевидны. Все эти предложения удобны для агитации, однако к реаль­ной работе, к реальному улучшению социальной и экономической ситуации отношения не имеют.

«Жить по средствам» прежде всего означает расходовать эффективно. Мы продолжим оптимизацию расходов бюджета, сокращая менее эффективные расходы и в силу доходных возможностей наращивая более эффективные, то есть те, которые обеспечивают повышение производительности российской экономики.

К таковым в первую очередь относятся инвестиции в человека (это именно инвестиции, а не расходы). Второй составляющей являются инвестиции в транспортную инфраструктуру, обеспечивающую связанность территории страны, повышающую производительность российской экономики. И это глобальные инвестиционные тренды.

Благополучие граждан и процветание страны напрямую зависят от конкурентоспособности России во всех ключевых сферах: от экономики и промышленности до образования и культуры. Только наши собственные усилия смогут обеспечить уважение интересов России в мире, ее роли и места как современного развитого государства.


Полную версию статьи (26 страниц) читайте в электронном варианте .




Tags: Величие России, ГЕОполитика, Политэкономика, Путин и Ко, Россия сегодня, СТАТИСТИКА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments