Nemez_06 (nemez_06) wrote,
Nemez_06
nemez_06

Рост и спад в российской промышленности

Вышли цифры, которые проясняют ситуацию с промышленным производством в России. В июле промпроизводство выросло на 2,3% по сравнению с июнем. Если учесть сезонный фактор, а также тот факт, что в июле на один день больше, чем в июне, это значит, что кризис достиг своего дна, и что уже в августе можно смело рассчитывать на рост.





Давайте посмотрим пристально, где у нас сейчас наблюдается рост, а где — спад. Чтобы видеть более-менее объективную картину будем сравнивать январь-июль 2015 года с аналогичным периодом 2014 года.

http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/IssWWW.exe/Stg/d06/161.htm



Добыча угля за год выросла, добыча золотосодержащей руды понизилась, остальные сектора сохранили примерно те же объёмы, что и раньше — за исключением попутного газа, которого мы теперь стали сжигать на факельных установках меньше аж на 18,5%.

Попутный газ — это побочный продукт добычи нефти, и иногда его приходится просто сжигать. Некоторое время назад государство начало стимулировать рублём нефтедобывающие компании, чтобы те попутный газ утилизовали каким-нибудь более экономным способом: например, преобразовывали в электричество.

Из того, что объёмы добычи нефти не упали, а объёмы сжигания попутного газа резко снизились, я делаю вывод, что наши нефтяные вышки стали за год более экологичными.



Санкции животворящие двумя руками помогают сельскому хозяйству и пищевой промышленности. Рост наблюдается почти везде, причём весьма и весьма значительный рост.

Мясо животных (включая ежатину) выросло на 13%, мясо птицы на 11%, рыба на 8%. Овощи и грибы — на 27%, а сыры — на 26%. Оно и неудивительно: ведь европейские фермеры плачут, но сами кушают теперь свои яблоки с сыром:

http://aftershock.su/?q=node/327958

Правда, с другой стороны, санкционную продукцию теперь некоторые граждане маскируют под отечественную — это тоже могло сказаться на статистике. Однако наша таможня работает последнее время довольно жёстко, и таких «оптимизаторов» показательно ловят:

https://mvd.ru/news/item/6363040/

В минусе крупа (-4,6%), консервы (-9,4%) и подсолнечное масло (-10,5%). Причины снижения производства консервов я назвать затрудняюсь, а вот по крупе и по маслу, думаю, надо подождать окончания сезона. Посевы подсолнечника под урожай 2015 года выросли, погода была вполне благоприятной. Можно ждать хорошего урожая:

http://www.agroinvestor.ru/markets/news/22108-sbor-podsolnechnika-v-rossii-mozhet-dostich-10-mln-tonn/



Важное замечание. Я делил виды продукции по разделам достаточно произвольно, поэтому, пожалуйста, не удивляйтесь, если найдёте какой-нибудь сектор в непривычном для вас месте. Я ставил себе сегодня задачу не составить подробный справочник, а обрисовать общую картину в максимально удобной для восприятия форме.

Итак, в лёгкой промышленности у нас наблюдается довольно противоречивая картина. С одной стороны, выросло — и серьёзно выросло — производство тканей, ниток, и кожи. С другой стороны, не менее серьёзно упало производство одежды, обуви, чемоданов и белья.

Эксперты полагают, что у этих проблем две причины:

1. Устаревшее оборудование наших фабрик, которое не позволяет им конкурировать с китайскими и индонезийскими заводами.
2. Дефицит отечественного сырья.

С сырьём, как видите, дела начали налаживаться — производство тканей, кожи и ниток довольно бодро растёт. Если план господина Тулина сработает, и ЦБ наладит надёжную схему выдачи целевых кредитов промышленным предприятиям, можно будет ожидать и решения второй проблемы:

http://crimsonalter.livejournal.com/72288.html



По лесу, фанере, картону и целлюлозе у нас наблюдается заметный рост. По бумаге и тетрадям — заметный спад. Сильно просели тиражи у журналов, но тут всё объяснимо — кризис, люди экономят и предпочитают бесплатный интернет дорогой бумаге.

Отмечу, что издательский бизнес в постсоветской России всегда был весьма малоприбыльным. Помню, в середине нулевых годов наша фирма на несколько лет даже перестала работать с издательствами и типографиями — уж очень часто у них возникали задержки по оплате счетов.



К сожалению, по производству мебели, посуды и тому подобных товаров народного потребления хороших новостей у меня нет. После ударного шоппинга декабря 2014 года народ вошёл в режим экономии и не торопится покупать вещи, без которых может пока что обойтись. В плюсе только производство металлических кроватей (плюс 16%) и счётчиков воды (плюс 32%).

Впрочем, уверен, что тут спад временный. Вечно откладывать покупки невозможно, поэтому рано или поздно отложенный спрос потечёт сначала в магазины, а потом и на заводы. И если ожидаемая девальвационная эйфория таки придёт к нам в сентябре, уже осенью мы можем ожидать выправления ситуации.



Я уже недавно писал, нефтеперерабатывающие заводы строятся в России ударными темпами:

http://fritzmorgen.livejournal.com/807899.html

Кризис не помешал отрасли продолжить своё уверенное развитие. Так, производство автомобильного бензина выросло на 3%, а производство сжиженных пропана и бутана выросло на 6%.

Производство топочного мазута, наоборот, снизилось на 5,4%. Топочный мазут — это, по сути, отходы нефтепереработки. Следовательно, чем меньше мы производим мазута, тем более глубоко мы перерабатываем нефть.

Пусть вас не смущают маленькие (по сравнению с другими отраслями промышленности) цифры прироста. Один процент роста по бензину — это больше, чем 100 процентов роста по обуви или по носкам.



В тяжёлой промышленности дела обстоят весьма неплохо. Рост наблюдается, например, по чугуну (5,3%), стальным трубам (8,3%), пластмассам (11%) и каучукам (17,5%). Серьёзный спад только по полимерным трубам, абсолютный объём производства которых не так велик.

== Стройматериалы ==

Строить с приходом кризиса стали меньше, поэтому и продажи многих строительных материалов сильно просели. Вместе с тем по кирпичу, например, просадка составила всего лишь 4%. Кроме как в строительство зданий девать кирпич особо некуда — и это означает, что в целом дела далеко не так плохи, как могли бы быть.



В транспортной промышленности у нас ожидаемый спад. Кто мог — затарился новым автомобилем в конце прошлого года. Остальные ещё раз пересчитали деньги и крепко задумались на предмет не поездить ли им ещё год-другой на старой машине.

По автобусам, тракторам и грузовикам тоже наблюдается серьёзнейший спад. Пожалуй, транспортная промышленность — главный пострадавший в нынешнем кризисе.

На производство железнодорожных вагонов наложилось ещё то грустное обстоятельство, что рынок был вполне насыщен вагонами ещё в 2012-2013 годах. В том количестве вагонов, которые выпускали наши заводы в 2014 году, страна просто не нуждалась.

Отмечу, кстати, что Санкт-Петербург в итоге всё же закупил по непонятной мне причине технически несовершенные вагоны чешского производства, про которые я уже писал несколько месяцев назад. Это петербургскому метро серьёзный минус — особенно если учесть, что Чехия поддерживает санкции против России:

http://www.svoboda.org/content/article/27104067.html

Впрочем, есть островки роста и здесь. Так, производство шин выросло на 9,2%.



Производство металлорежущих станков упало на 15%. С одной стороны, это плохо, но, с другой стороны, таких станков в России производится сейчас всего-то около полутора тысяч штук, и плюс-минус 15% не имеют особого значения. Однако не так давно «Ростеху» поставили задачу наладить производство отечественных станков, и есть основания ожидать, что через несколько лет эта проблема будет в России решена. Тогда мы увидим рост уже не на 15%, а в разы, к советскому уровню — только теперь уже с несколько другим качеством.

В сталеплавильном оборудовании и литейных машинах наблюдается рост на 35,7%. Здесь у нас вообще дела обстоят весьма неплохо — металлургические заводы растут и развиваются с хорошей скоростью. Перечислю только самые крупные проекты из тех, которые были реализованы в последние два с половиной года:

http://ruxpert.ru/Крупные_российские_проекты_(Владимир_Путин,_2012-2018)

1. Непрерывный прокатный стан FQM Северского трубного завода, г. Полевской Свердловской области.
2. Северсталь — Сортовой завод Балаково.
3. Металлургический завод по производству сортового проката УГМК-Сталь, г. Тюмень.
4. НЛМК-Калуга.
5. Стан-2000 Магнитогорского металлургического комбината (вторая очередь).
6. Доменная печь «Россиянка» Новолипецкого металлургического комбината.
7. Универсальный рельсобалочный стан на Челябинском металлургическом заводе.
8. Реконструкция рельсопрокатного стана на Западно-Сибирском металлургическом комбинате, г. Новокузнецк.
9. Абинский электрометаллургический завод (вторая очередь).

Наконец, очень существенный рост наблюдается в таком важном секторе, как медицинское оборудование — плюс 16%.

Подведу итог

В целом спад промышленного производства за январь-июль 2015 года составил около 3%. И эта цифра внушает сдержанный оптимизм — так как во многих стратегически важных отраслях уже сейчас наблюдается здоровый рост, а в других отраслях всё подготовлено для того, чтобы мы увидели рост если не в конце этого года, то в 2016 году.

Сложнорешаемые проблемы я пока что вижу только в вагоностроении. Но здесь многое зависит от геополитических сдвигов: если России удастся взять на себя роль транспортного узла между Азией и Европой, нам понадобятся все вагоны, которые мы только сможем произвести.

Оригинал взят у olegmakarenko.ru в Рост и спад в российской промышленности
Tags: Аналитика, Величие России, Результаты, Статистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments